Тест украинского дизеля на Крайнем Севере. Результаты следственного эксперимента

30 января 2014 • АвтоПортал • 7783 просмотра • Прокомментировать статью

Вам понравился материал? Поделитесь с друзьями!



Стали известны окончательные результаты теста арктического ДТ на севере, который состоялся при поддержке АвтоПортала.

Напомним, что в конце декабря АвтоПортал публиковал информацию о том, что пробы зимнего дизельного топлива марки «Арктика» от ведущих топливных брендов страны тестировались на севере России, в Республике Коми, в реальных условиях.

Цель эксперимента: проверить как ведет себя ДТ при низких температурах. Для этого были взяты пробы топлива на АЗС «ОККО», «Параллель» (крупная сеть в восточном регионе), «Лукойл», «Shell», «WOG» и «БРСМ». Также протестировано топливо запорожского регионального бренда «ZOG». По заверениям продавцов «Арктики», их топливо может работать при температуре до -320С. Собственно, эту информацию они размещают на стелах АЗС, которые реализуют данный вид топлива.

На БРСМ из-за отсутствия «Арктики» взяли обычное зимнее ДТ Евро. На АЗС сказали, что его работа рассчитана до -290С. Однако и их топливо может считаться «Арктикой», ведь согласно ДСТУ, арктические условия в нашей стране наступают при температуре -260С.

Помимо эксперимента в реальных условиях, пробы были отправлены в сертифицированную лабораторию для исследований на предмет предельной температуры фильтрации. Заодно узнали и температуру вспышки в закрытом тигле и плотность.

Забегая наперед, скажем, что результаты эксперимента стали для нас огромной неожиданностью.

Как собирались

На АЗС «ОККО», «Параллель», «Лукойл» и «Shell» нам было обеспечено «безболезненное» взятие проб - мы предупредили компании за день до приезда, поэтому заправщики лишние вопросы нам не задавали.

К остальным, из-за отсутствия коммуникаций, мы заехали без предварительного информирования. Что интересно, на АЗС «WOG» персонал отреагировал быстро, без лишних согласований с главным офисом: «надо - получите». Нашли тару, опечатали и, как и другие, денег за топливо не взяли. А вот на АЗС «БРСМ» возникли трудности - долгое согласование с руководством АЗС ни к чему не привело: «Нужна проба - покупайте топливо в канистру и переливайте в свою тару». Так и сделали. Однако мы предупредили, что в интересах компании оставить себе копию пробы. Но нас не услышали.

На всех АЗС (кроме БРСМ) пробы опечатывались сотрудниками заправок согласно требованиям законодательства. Далее одну пробу мы отдавали в лабораторию, а вторую переливали в пробирку и отправляли на север.

Транспорт: ну, когда журналисты на своих автомобилях ездили добывать общественно-важную информацию? Конечно, только на тестовых машинах! Дизельный Citroen C-Elysee был взят у компании «Ситроен Украина». Там с интересом согласились отправить француза на испытания в суровые условия российского севера. В общем у всех, кто знал о начале эксперимента, был большой и неподдельный интерес к концовке проекта - кто вернется и в каком состоянии?

Была одна проблема, которую решить так и не получилось - все фотографы, которым предлагалось поработать в экспедиции, отказывались, узнав о «северных» тонкостях мероприятия. Поэтому экипаж составил один человек, что также придало особый колорит мероприятию - один человек, тестовый автомобиль с пробегом 30000 км, зима, Россия, дизельный двигатель. Впереди 6000 км, граница, МКАД, заснеженные северные дороги...

Меткий вояж

Неожиданная проблема - на европейскую часть России, да и на Украину тоже, залез теплый циклон, что поставило под угрозу весь эксперимент. Шутка ли: в республике Коми, в которой в декабре обычно температура не поднимается выше -200С, синоптики пророчили осеннюю погоду -5-100С. При этом точность их прогнозов составляла не более трех-четырех дней.

Старт проекта откладывался несколько раз. Пришлось каждый день пребывать на низком старте и ждать отмашки синоптиков. А так как температура в течение нескольких дней скакала в пределах 200С, то требовалось очень точно рассчитать приезд в Коми.

Продумывая маршрут эксперимента, изначально планировалось ехать в Мурманск - казалось, за Полярным кругом уж точно будет нужная температура. Однако, теплый Гольфстрим обеспечил тому региону мягкую зиму с относительно приемлемым холодом. Поэтому было решено остановиться на Республике Коми, а конкретно на городе Ухта - самом крайнем городе республики, к которому Google Maps может проложить дорогу. Как выяснилось позже, этот город, оказывается, стоит у истоков нефтедобычи России - именно здесь на реке Ухта впервые была добыта нефть. Именно в Коми построен самый северный в мире нефтеперерабатывающий завод. Для того, чтоб попасть в Ухту, нужно было проехать Москву, Ярославль и Киров. Далее через Сыктывкар, столицу Коми, добраться до конечной точки. Легко сказать! Только из известных проблем, которые были на пути - граница и МКАД. Также предполагалось, что на севере России дороги будут заснеженными.

Границу на трассе Киев-Москва, где обычно путешественники теряют около четырех часов, решено было пройти «огородами», то есть, через соседний, менее популярный погранпереход. Крюк в 70 км обеспечил 30-минутное прохождение границы.

Дорога до Москвы неожиданно противная - отсутствие привычной для украинских автомобилистов инфраструктуры и грязь чуть не испортили первые впечатления от экспедиции. На дорогу до Москвы ушло чуть более 5 литров «омывачки». На редких АЗС кофе стоил в полтора раза дороже, чем на наших. А сами заправки даже крупных брендов очень грязные и неопрятные.

 

Перед Москвой движение заметно уплотнилось - хорошее состояние дороги компенсировалось большим количеством автомобилей. Кстати, у них при въезде в населенный пункт все автомобилисты сбрасывают скорость до 70 км/ч. Как потом мне рассказали бывалые, размер штрафов и взяток действует устрашающе даже на водителей с достатком.

 

Вот он МКАД, широкий, загруженный и грязный. Мне нужно преодолеть половину - навигатор говорит, что тянуться еще 45 км. Самые проблемные места возле съездов. Между ними можно разгоняться до 100 км/ч. Местные передвигаются нормально, но обязательно есть гонщики, которые хаотично перестраиваются из ряда в ряд, дают по газам, когда кто-то пытается перестроиться в их полосу и т.д. В общем, неприятно там. Всего на МКАДе я провел 4 часа.

Далее до Ярославля ехать хорошо - есть даже короткий участок автомагистрали. А вот до Кирова не дорога, а сплошное напряжение. 700 км ночной дороги без разметки, с трясучкой и большим количеством грузовиков. За бортом +20С, дождь со снегом, в воздухе витает мокрая дорожная грязь.

Справедливости ради отмечу, что в России намного культурней обстоят дела с автомобильными осветительными приборами - очень редко кто-то ехал с ослепляющим ближним светом. Про гаражный ксенон вообще говорить нечего, там его практически нет. Тем временем, Citroen C-Elysee покрылся плотным слоем грязи - попасть в салон и не испачкаться невозможно. В Кирове машина была помыта с надеждой на то, что дальше (предстояло ехать строго на север) при низких температурах дорога должна быть чище. Не тут-то было. Через 100 км от блеска C-Elysee ничего не осталось. И тут начался мороз. Еще не доехав до Сыктывкара, от которого до Ухты две сотни километров, бортовой компьютер стал демонстрировать резкое падение температуры.

Буквально за несколько минут температура снизилась с -100С до -250С. Притом, что два дня назад, когда я выехал из Киева, синоптики обещали в Сыктывкаре не более -200С!

Мороз и пробы

На дворе темень, световой день закончился в 3 часа по местному времени. Возникла дилемма: рисковать и ехать дальше до Ухты в надежде, что не потеплеет, и там проводить эксперимент или воспользоваться морозами и начать эксперимент здесь. Местные сказали, что вчера температура была -50С с метелью. Учитывая нестабильность ситуации, было решено немедленно начать эксперимент. В темноте появилась какая-то АЗС. Благо она была хорошо освещена. Пробы за борт, печку в машине на полную, начинаем эксперимент. Термометр стабильно держится на -250С.

 

Первой отреагировала на холод пробирка с ДТ «БРСМ» - стала равномерно белеть и густеть. Затем Лукойловский дизель дал осадок, что вызвало удивление. Другие пробы вели себя нормально. Через два часа температура снизилась -290С. Стало интересней. Дизель от «БРСМ» окончательно побелел и стал тягучим. ДТ от «Лукойл» усилило осадок, но верхняя часть пробы была нормальной - жидкой и прозрачной. После статических проверок, около часа пробы проехали снаружи автомобиля, прикрепленные скотчем к боковому стеклу. Результат не изменился.

В принципе, на этом можно было заканчивать экспедицию и возвращаться обратно. Однако хотелось заморозить все пробы, а для этого нужна была температура -320С и ниже. Поехал выше на север, в Ухту. К сожалению, в Ухте температура оказалась -250С. А на следующий день поднялась до -100С - «Ташкент». На обратном пути в месте проведения эксперимента было еще теплей - минус 20С! Вот вам и север.

Лабораторные исследования

Зная результаты эксперимента на севере, тем более были интересны результаты исследования проб в лаборатории. Особенно хотелось увидеть состояние Лукойловской пробы и с АЗС «БРСМ». Удивительно, но «зимние» показатели ДТ «Арктика» АЗС «Лукойл» были нормальными - они ничем не хуже остальных проб ведущих игроков рынка. Получается, если бы мы не повезли топливо на север, а остановились лишь на лабораторных исследованиях, то не выявили бы необычного поведения дизеля.

Я обратился в компанию «Лукойл-Украина» за комментариями: «Расслоение цвета связано с физикой процесса, он именно так и происходит, когда более крупные частицы парафиновой фракции скапливаются внизу, создавая видимость «осадка». Потребителей это может насторожить, но тех специалистов, которые не первый раз сталкиваются с дизельным топливом, - нисколько. В таких случаях может быть масса предположений, главное тот результат, который показывает анализ пробы на температуру фильтрации, именно он характеризует проникновение дизтоплива через фильтр в двигатель автомобиля для последующего воспламенения. В любом случае сигнал получен и отрабатывается отдельно по согласованной в компании процедуре...» - пояснил Дмитрий Флоринский, директор по розничной торговле.

Результаты исследования пробы с АЗС «БРСМ» тоже удивили, только полярность удивления была другой - существенный «вылет» пробы из показателя по температуре вспышки в закрытом тигле. В компании БРСМ опровергли полученные данные. Они утверждали, что ДТ на их АЗС хорошего качества и соответствует действующим ДСТУ. В подтверждении своих слов они предложили мне в любое удобное время посетить любую АЗС БРСМ и повторно отобрать пробу ДТ. Уже через час я был на ближайшей АЗС и требовал пробу. Тут же отдал ее в лабораторию и стал над душей специалистов. Я лично наблюдал за процессом определения температуры вспышки. В этот раз вспышка появилась, когда температура ДТ достигла 580С, то есть соответствовала требованиям ДСТУ.

Держите инструкцию

И еще одно нарушение было выявлено среди топливных брендов. Так, на АЗС «WOG» и «Лукойл» пробы выдавали в пластиковой таре, что является нарушением инструкции по контролю качества нефти и нефтепродуктов, в которой прописаны нюансы отбора проб. В частности, в ней сказано, что отбор проб должен проводиться в стеклянные емкости. Мелочь, но неприятно.

Название АЗС Наименование топлива Поведение на севере Отбор проб с нарушением/ без нарушения инструкции Лабораторные показатели
ρ, кг/м3 при 150С Температура вспышки в закрытом тигле, 0С, не ниже Предельная температура фильтрации, 0С
820-845 55 Марка F= -20
ОККО ДТ Pulls (Арктика) Без изменений Без нарушений 829 61 -36
Параллель ДТ Perfekt (Арктика) Без изменений Без нарушений 833 59 -35
БРСМ ДТ Евро Изменения: белое, густое Отказ* 832 38** -29
Лукойл ДТ Экто (Арктика) Изменения: белый осадок С нарушением 824 63 -34
Shell ДТ V-Power (Арктика) Без изменений Без нарушений 831 58 -36
WOG ДТ Mustang (Арктика) Без изменений С нарушением 830 60 -36
ZOG ДТ Евро (Арктика) Без изменений Без нарушений 832 59 -34

*на АЗС БРСМ отказались дать пробу
** повторный анализ новой пробы не выявил несоответствие ДСТУ


Понравилась статья?


rss Подпишитесь на наш RSS канал    

Поделитесь в: